Автор - Д.Славин. Все пишется от первого лица.

Именно этот поход можно наверное считать первым походом БАРДЮРА. Ну мне почему-то так кажется. Было нас много, сколько сразу и не вспомнить. Но в поезд не сели Никола Кадыгров, Димка Игнатьев и Алена Федорова, так как они вроде на пересдачи залетели. Они вместе с Ваней потом приехали. только Ваня не к нам пошел, а к Евдокимову (тот возле Гигантов стоял). Зря он туда пошел. С нами то веселее было! Еще в соседнем вагоне ехали какие-то москвичи (Юра Жарков с двумя девушками). вели себя как-то обособленно, не по-физтеховски. Ну это мы тогда просто знакомы еще не были:)

Командиром был Шлепин. Он объявил сухой закон. Поэтому мы с господином есаулом (Шуриком Бутыгиным если попроще) купили в поезд только одну поллитру, на двоих типа. И по сторонам оглядываться стали, кто б из новичков строгий запрет командира нарушит и третьим может стать. Как выяснилось, почти все готовы. Сам же командир пошел в соседний вагон к Юрику, Максу и девушкам и там нажрался водки. Вот такой у нас командир, сухой закон объявил, где он начинается (в поезде или в Хосте) не уточнил, а сам пошел и нажрался.

Потом была Хоста и море. Потом был Мисак и море снега. С мудрыми планами и предварительными звонками Мисаку мы оказались в Калиновом озере раньше всех спелеологов в этот день. Там тоже было море. Море снега. Дальше зеленого озера машина не уехала. Туда смог прорваться только трактор, и то, много дней спустя. То, что мы оказались первыми в Калиновом Озере в итоге ничего не решало. Мы дружной толпой топтали дорогу для тех, кто пришел позже. Они ее конечно тоже топтали, но уже гораздо меньше нас. За день не дошли. На дороге выкопали яму, поставили туда зиму и заночевали. Обогнавшие нас евдокимовцы заночевали тоже в зиме (даже в двух) на 10 метров дальше нас. С утра совместными усилиями добрались до Буковой поляне, на которой наши совместные усилия разошлись. Евдокимовцы пошли на Гиганты (в их почти 30 человек команде было 3-4 новичка кажется). Мы свернули к Барибану и стали его искать. Без тропы Барибан совершенно не искался. Попробовали с GPS, и выяснилось, что Барибан на Nord-Nord-West в 3 км. (где именно и сколько именно я конечно не помню).  Но компаса у нас все равно не было. В итоге по неправильному ущелью забрались на какую-то гору. И спустились потом обратно оттуда, после чего пошли по правильному ущелью. Но все дело в том, что таким образом дорога в  неправильное ущелье оказалось ровно в два раза натоптанее дороги в Барибан. Этим не без успеха воспользовались все последующие после нас спелеологи. Добираясь таки глубоко затемно к Барибану, обессилевшие от двойного подъема они имели обычай громко и грязно ругаться матом.

В нашей команде были новички. Так, например поначалу завхоз вынужден был разливать из котла чай своей кружкой всех желавшим пить чай. Только потом они догадались, что в этот котел можно лезть своей кружкой самому. Кстати у некоторых кружки были бьющиеся. И так почти во всем. И всех учил Конвисар. Особенно ему нравилось учить чинить топор. В общем к концу похода топор сдох окончательно. Если бы не супер-пила у Жаркова мы бы от холода сдохли.

Пила была нужна чтобы добывать грабобуки из которых потом добывались килоджоули. Для добычи грабобуков еще приходилось использовать лопату. Процесс шел так: группа разведчиков исследовывала окрестности, в окрестностях находился подходящий грабобук. К нему тропилась тропа, он окапывался лопатой с разных сторон для удобств пиления. Начиналось пиление, топорение, раскачивание и спихивание. Это длилось обычно от 5 часов до нескольких суток. После чего дерево падало. Упав, оно уходило глубоко в снег, и его откапывали. Откапают кусочек, отпилят, расколят, унесут. И так далее, откапают следущий кусочек... Грабобуки были отвратительно сырыми и дымящими. Но альтернатив не было. (Разве что периодически сжигаемые перчатки и носки)

А жили в зиме. Конвисар, Жарков и 2 девушки жили не в зиме, а как мажоры. Зато у нас была веселая и дружная зима. Тела валялись в произвольных направлениях, а все возле входа было в грязи. Олег как-то попробывал затопить печку. Я отлично помню тот вечер. С 8 до 12 часов засыпал под тихое бормотание Олега что-то насчет того, кто бы принес дров, или кто бы посоздавал тягу, а то печка совсем не горит. Все спали или делали вид, за дровами никто не хотел идти. Зато когда все заснули, часа в 3 ночи, все и проснулись от воплей Олега: "Печка разгорелась! Кошмар! Несите снег, тушить будем!" Странно, заяем тушить, сквозь сон подумал я. В зиме как раз к этому времени стало достаточно жарко. Оказалось, что искры вылетающие из трубы вверх, ударялись о крышу Барибана, и падали вниз, на крышу зимы, прожигая там дырки. Общими усилиями печку потушили и стало снова холодно.

Еще у нас был завхоз. Всем завхозам завхоз. Сторожил продукты отбивая их от нападения своих и чужих. Хотя он даже не знал сколько там чего, но завхозил очень грамотно и был непререкаемым авторитетом. Его так все и звали Антон Завхозьевич. Все бы было хорошо, если бы не взбаламошные девчонкию Две Аленки и Зорик смогли с помощью визга и многократноповторяемых фраз раскрутить его на съедение халвы. Основным аргументом было то, что пока завхоз тужился пытаясь залезть в пещеру, остальные эту халву жрали. Или что-то в этом роде (там кажется еще был аргумент о том, что пока мы тут наверху голодаем, командир внизу под землей жрет халву в ПБЛе). Заодно вместе с халвой выпили и бутылку водки. единственную общественную. Хотя может я все это и перепутал, потому что мне помнится, что на водку мы раскручивали командира, пока завхоза не было (а завхоз и не пил совсем).

Что касается пещеры, так ехали мы в Географическую. Нащли быстро, без всякого GPS. Заодно нашли и Величественную, чье покорение проходило гораздо успешнее чем Георграфической. В ней дальше сифона не прошли, почему не знаю, наверное полусифон превратился в сифон. Еще Алена с Николой и Димой посетили Гиганты. Спустились и поднялись. И им этого вполне хватило. Все остальное свободное время тратилось на катание по снежным склонам на пенках.

А потом была сброска. Без автомобиля, пешком.

Используются технологии uCoz